«Мы должны вынести правильный урок из этих трагических событий»

Размещено Июн 29, 2017 в Избранное, Новости, Свежие записи | 0 комментариев

«Мы должны вынести правильный урок из этих трагических событий»

27 июня председатель отдела по церковной благотворительности и социальному служению Саранской епархии и духовник православного сестричества во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы Феодоровны протоиерей Андрей Копейкин в рамках реализации программы общецерковных мероприятий к 100-летию начала эпохи гонений на Русскую Церковь совершил паломническую поездку в Свято-Троицкий Чуфаровский монастырь. В группу паломников вошли сестры милосердия, прихожане храма святых равноапостольных Мефодия и Кирилла, учителей Словенских, иерей Александр Старков.

Братия мужской обители оказала поистине щедрое гостеприимство. Монастырская тишина, бескрайние поля до самого горизонта и суровый быт — в этом и заключается одухотворенная красота таких поездок по святым местам. Ромодановская земля может многое рассказать о тайнах XX века, когда советской властью был фактически устроен полномасштабный геноцид против Русской Православной Церкви. Земля Чуфаровского монастыря пропитана кровью и человеческим потом, а старые вековые деревья с облупившейся корой шепчут паломникам о том, как выводили на расстрел заключенных. С 1923 года в стенах этого монастыря обосновались чекисты. Пытки, допросы, огромное количество загубленных мучеников, чьи имена до сих пор остаются неизвестными, — вот какие тайны хранит ныне возрождаемая обитель.

Встречать паломников вышел иеромонах Михей (Шаповалов). Он провел экскурсию по монастырю. При общении с иеромонахом можно было ощутить на себе, как происходит духовный подъем, через который расширяется кругозор паломника.

— История — неоднозначная наука. Например, у Наполеона перед Бородинским сражением был насморк, и по этой причине он допустил целый ряд тактических ошибок, — начал с такой шутки свой рассказ иеромонах Михей.

Но в его словах действительно кроется глубина мысли. И когда слушатель окунается в нее, то уже потом выныривает другим человеком. «Лишь бы сохранить эту духовную благодать», — думает паломник. А подумать есть над чем!

— Сколько заповедей существует в христианстве? — спрашивает иеромонах.

— Конечно, десять, — отвечают хором паломники.

Оказывается, это совсем не так. Если мы возьмем в руки Евангелие и начнем внимательно читать, отмечая слова Господа, Его прямые повеления Своим ученикам, тогда мы поймем, что заповедей на самом деле гораздо больше. Входите тесными вратами; просящему тебя дай и многие другие наставления Спасителя могут считаться заповедями. По словам иеромонаха, только в Евангелии от апостола Матфея их около сорока.

— Но очень хорошо, что мы исполняем хотя бы десять заповедей: например, не грабим, не убиваем, не прелюбодействуем, не лжесвидетельствуем. Это уже потрясающий успех! — успокаивает паломников отче Михей.

Не сразу строилась Церковь Христова, так и мы не сразу можем понять весь животворный смысл слова Христова. Но начинать надо с чего-то. Хотя бы с постепенного исполнения десяти заповедей. А вот основатель Чуфаровской обители старец Игнатий (Вершин) еще в детстве решил стать монахом. В то время здесь было большое село: крестьяне пахали землю сохой, растили детей, строили добротные дома и вели зажиточное хозяйство. Поэтому мужчины были на вес золота. И когда юный Игнатий объявил родителям, что собирается стать монахом, в семье поднялся большой шум. А мальчик все равно хотел научиться грамоте, чтобы познать Бога. Но против родительской воли не пойдешь! Он покорился и женился на скромной девушке, которая оказалась его единомышленницей. Так они вместе и решили послужить Господу. Игнатий постригся в монахи, а матушка основала Чуфаровский женский монастырь.

Иеромонах Михей ведет паломников по благоустроенной монастырской дорожке в храм новомучеников и исповедников Российских. Две женщины, местные жители, его сейчас расписывают. Заходим, крестимся и дальше слушаем таинственную историю обители.

— Этот храм для нас очень дорог, потому что именно в нем принимали постриг наши монахи. Раньше здесь размещались баня и прачечная для заключенных. Только в 1999 году мы смогли своими трудами открыть храм, который освятил митрополит Варсонофий. Стены пропитаны сыростью, они многое повидали на своем веку. Мы это ощущаем, когда молимся, — говорит иеромонах.

Историю монастыря в советское время очень трудно сложить в единую картину, потому что все документы намертво погребены в секретных архивах спецслужб. Известно, что к 1923 году здесь трудились 250 монахинь под руководством игуменьи Серафимы, которая в сложных политических условиях того времени сделала грамотный ход. Матушка переименовала монастырь в сельскохозяйственную артель, чтобы спасти от гибели христианскую общину. Сестры по-прежнему молились в обители и трудились на полях, были покорны советской власти.

— Многие сегодня размышляют над тем, как оказать благотворное влияние на людей, чтобы их привести в Церковь. А на примере нашего монастыря можно получить простой ответ: нужно людям оказывать добро, и тогда они потянутся к Богу. Монахини в то страшное и голодное время кормили крестьян, давали им семена, помогали в обработке земли. Поэтому монастырь имел большое нравственное влияние на жителей села. Советская власть, разумеется, решила пресечь такую благотворительность и разогнала монастырскую общину, — рассказывает иеромонах Михей.

А на месте монастыря открыли следственную тюрьму НКВД. Во время разговора было интересно узнать и о том, какова должна быть мера повиновения у христианина. Апостол Павел говорит: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим.13, 1). Поэтому христиане в годину гонений повиновались не за страх, а за совесть. Святитель Тихон, Патриарх Московский, которого, по некоторым данным, отравили большевики, придерживался такой мысли: «Я буду повиноваться советской власти до тех пор, пока она не заставит меня отречься от Христа». Наверное, с таким убеждением претерпевали мучения и священнослужители, находившиеся в Чуфаровской тюрьме.

Мужество пересекалось с покорностью, всецелое полагание на волю Божию питало их спасительный путь на Русскую Голгофу.

Далее иеромонах повел паломников на небольшое монастырское кладбище, на котором недавно была восстановлена могилка старца Игнатия, основателя обители. В конце XIX века он был погребен у алтаря храма, разрушенного впоследствии большевиками. Потом могила была затеряна, остался только надгробный камень. А вот кирпичи старинного храма, по словам иеромонаха, пошли на строительство свинарника. Получился знаменательный образ новой власти, отражающий ее истинную суть.
Само кладбище расположено напротив бывшего карцера.

— Стены карцера сложены из природного камня, поэтому он промерзал насквозь. Многие там погибли люди. Еще игумен Лазарь обнаружил на этих стенах нацарапанные имена узников. Рядом с бывшим монастырем жила тюремная обслуга. Потом сотрудники лагеря спились и исчезли из этой жизни незаметно. Однажды мы зашли в заброшенный дом, в котором жил надзиратель. И увидели на стене ключ от карцера. По-видимому, тюремщик его повесил на память. Так что у каждого остается своя память о прожитых годах. Мы же должны сохранить имена тех, кто погиб в этой тюрьме, помнить уроки прошлого, чтобы больше не повторялись ужасы XX столетия. Авторитет современной Церкви держится именно на подвигах новомучеников. Это они подняли нашу Церковь на великую нравственную высоту в глазах всего народа», — размышляет иеромонах Михей.

Сегодня немногочисленная братия обители при поддержке своих благодетелей возводит новый Свято-Троицкий храм. Строительство ведется уже 10 лет, а начиналось оно еще при владыке Вениамине, епископе Ардатовском и Атяшевском. Постепенно, день за днем, восстанавливается монастырь. Недалеко раскинулся яблоневый сад, а вокруг благоухает райский живописный цветник.

— Когда-то помещик Чуфаров пытался здесь посадить яблони, но они никак не приживались. Только после того, как земля пропиталась кровью и слезами узников тюрьмы, яблоневый сад зацвел. И это напоминает нам о человеческих душах, воскресших в Царствии Божием, — говорит иеромонах.

Главным событием нашей паломнической поездки стало посещение того самого места, где расстреливали мучеников Чуфаровской тюрьмы. Голгофа находится на окраине старого монастырского сада, до которого нужно пройти несколько километров. Здесь и были обнаружены массовые захоронения жертв сталинских репрессий.

Белые облака безмолвно проносятся над поклонным крестом, ветер колышет высокую траву. Многие имена стерты из человеческой памяти, но у Господа нет забытых людей.

— Такие паломнические поездки дают нам возможность узнать больше нового из местной истории. Часто получается так, что наши прихожане не в курсе того, какие святые места находятся совсем рядом. Мы родились в стране, в которой нам рассказывали совсем другую историю, но сегодня мы можем увидеть воочию особые исторические грани XX столетия. Прикасаясь к этим святым местам, где страдали и погибали наши новомученики, возникают тяжкие ощущения. Насколько неимоверно страдальческим был земной путь верующих людей! Сейчас некоторые возводят подвиг мученичества в ранг романтизма, а вот когда сталкиваешься с исторической правдой и видишь тот самый карцер, только тогда понимаешь, через какие испытания проходили люди. Безусловно, это для меня показатель христианского подвига и твердости православной веры. Это укрепляет меня на моем священническом пути к Богу. Никто из нас не застрахован от повторения подобных времен, поэтому так важно для всех нас совершать паломнические поездки по таким святым местам. Мы должны вынести правильный урок из этих трагических событий. И чем больше людей узнают правду, тем лучше для всех нас, — поделился своими впечатлениями протоиерей Андрей Копейкин.

Паломническая поездка всегда заканчивается легкой грустью. Вроде бы понимаешь, что можно еще сюда вернуться снова, но время бежит и вместе с ним мы тоже спешим в будущее. Только в какое? Чуфаровский монастырь имеет свой особый ответ.

(5)

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели